Пенсионная система РФ могла бы быть локомотивом экономики, а стала ее тормозом

размещено в: Новости НПФ | 0

Отечественной экономике все острее не хватает собственных денег для развития, а привлечь зарубежные финансовые ресурсы невозможно из-за санкций. Между тем почти 4 трлн рублей, аккумулированных в наших пенсионных фондах, используются крайне неэффективно. Достаточно сказать, что доходность от размещения этих средств традиционно отстает от инфляции, что приводит к их постоянному обесцениванию.

o-pensiiНакануне Нового года сильно выросло число желающих перевести накопительную часть своих пенсий из государственного Внешэкономбанка (ВЭБ) в негосударственные пенсионные фонды (НПФ). И это несмотря на то, что в течение всего 2015 года Центральный банк, на который возложены надзор за этими организациями и госрегулирование их деятельности, активно зачищал «пенсионный» рынок путем отъема лицензий. Очередные «паршивые овцы» — три НПФ, где были сосредоточены накопления на общую сумму свыше 3 млрд рублей, — были удалены с «пастбища» в конце декабря. Смотри список всех лицензированных НПФ.

Люди не доверяют государству свои кровные не без оснований. Как недавно выяснилось, ВЭБ близок к дефолту, и, чтобы спасти его, потребуется примерно 730 млрд рублей (330 млрд на докапитализацию и еще 400 млрд — на резервы под «плохие» долги, причиной которых стала исходившая из госорганов директива покупать нерыночные активы).

«Токсичные» деньги

точкисные деньгиПричиной упомянутого ажиотажа стало опасение, что правительство с 1 января 2016 года отнимет у граждан возможность перевода накопительной части пенсий из ВЭБа в НПФ. Впрочем, избежать обесценивания этих средств не удастся в любом случае: так уж выстроена наша пенсионная система, что доходность доверенных ей денег сильно отстает от инфляции. Смотри рейтинг доходности НПФ.

По данным Минфина, на 1 июля 2015 года совокупный объем пенсионных накоплений составлял 3,6 трлн рублей, почти поровну поделенных между ВЭБом (1,9 трлн рублей) и НПФ (1,7 трлн). При этом средняя доходность НПФ по итогам 2014-го составила 4,8% годовых против 2,6%, показанных ВЭБом. Оба «достижения» в разы проигрывают инфляции, составившей 11,4%. Результаты 2015 года будут еще хуже: профит от пенсионных денег наверняка больше не станет, тогда как инфляция, по официальным данным, ожидается на уровне 12,7%. Смотри рейтинг НПФ России.

Характерно, что противоестественная ситуация сохраняется, несмотря на все попытки реформирования отечественной пенсионной системы. Значимого повышения ее эффективности российским властям добиться так и не удалось. Более того, у них до сих пор не сложилось даже четкого представления, в чем, собственно, искомая эффективность состоит. За выплату страховой части (а именно ее в просторечии называют «пенсией» большинство российских пенсионеров) отвечает социальный блок правительства. Причем деньги — пусть не такие, какие нужны для достойной жизни, — получают все, и в срок.

А вот с накопительной частью дело обстоит сложнее — к ее использованию причастны финансовый блок правительства, вырабатывающий стратегические решения, а также Центральный банк, на который возложены надзор за пенсионными фондами и госрегулирование их деятельности. По идее, эти деньги должны вкладываться в экономику и приносить пенсионерам дополнительный доход, однако, по оценке президента Владимира Путина, накопительная часть расходуется в интересах Минфина, выпускающего под эти средства долговые обязательства.

 Получается, что пенсионные накопления буквально «токсичны» — кто бы ни брался управлять ими, получается неумело, а то и своекорыстно.

Контрасты и парадоксы

967556369Одна из причин положения вещей — низкая производительность работы всей отечественной пенсионной системы. По количеству занятых в ней сотрудников Россия значительно опережает страны с сопоставимой численностью населения — 121,7 тысячи человек (1-е место в мире) против 60 тысяч в США и 9 тысяч в Канаде. Тот же контраст мы видим при сопоставлении количества сотрудников государственных пенсионных служб на 1 млн жителей — 832 человека (5-е место) против 187 в США (17-е) и 251 в Канаде (11-е).

Материалы по теме:  Круглый стол "Будущее пенсионного рынка"

Парадоксально, но факт: громоздкая и непроизводительная система пенсионных фондов с благословления властей имеет явно завышенные расходы на собственное содержание. Вызывающе шикарные офисы, которыми в последние годы обзавелась в разных городах страны госструктура под названием «Пенсионный фонд России», источают благополучие и довольство, что разительно контрастирует с внешним видом и настроением посетителей этих офисов — рядовых пенсионеров. Разумеется, комфортные условия труда — не порок, а достижение любой организации, но, когда речь идет о госструктуре, существующей на средства налогоплательщиков, мера комфорта должна соответствовать элементарной скромности, финансовым возможностям государства и эффективности собственного труда.

В данном случае речь идет о результатах управлении пенсионными средствами — доходности от их инвестирования в экономику страны. О важности внутренних сбережений для финансирования нашей экономики в условиях санкционного давления премьер-министр Дмитрий Медведев говорил неоднократно, равно как и об использовании пенсионных накоплений в качестве долговременных инвестиций. Вот только называет он это «стратегической задачей на долгие годы», а «дорожная карта» для ее решения пока не создана.

Выгодная непрозрачность

Пенсионная система могла быть локомотивомТумана в отношении пенсионных накоплений правительство вкупе с ЦБ напустили много, что никак не способствует эффективности использования средств. Прежде всего, до сих пор нет системы, которая была бы стабильна и, самое главное, понятна всем ее участникам — работодателям, наемным работникам, НПФ и компаниям, управляющим собранными ими средствами, не говоря уже о самих пенсионерах. Наверное, поэтому около 40% взрослых россиян вообще не интересуются судьбой своих пенсионных накоплений, а подавляющее большинство остальных не в состоянии регулярно отслеживать, кто, как и с какими результатами распоряжается ими.

Нет ясности и в правительстве. Социальный блок во главе с вице-премьером Ольгой Голодец выступает за отмену накопительной части (куда идет 6% из 22-процентного налога на фонд зарплаты наемных работников) и присоединение ее к страховой части. Аргументация саморазоблачительна: пенсионные накопления не приносят пользу ни гражданам (так как они заведомо низкодоходны), ни реальному сектору экономики (поскольку они в основном направляются на фондовый рынок). А вот финансовый блок правительства и ЦБ выступают за сохранение накопительной части, так как на данный момент это фактически единственный источник «длинных» денег для экономики.Пока побеждает социальный блок: в 2016 году решено продлить двухлетний мораторий на формирование пенсионных накоплений, в результате чего весь 22-процентный налог на зарплаты работающих россиян будет поступать в Пенсионный фонд России для выплаты текущих пенсий. Но что дальше, никто не говорит.

Материалы по теме:  Аналитики ожидают увеличение портфеля под управлением НПФ на 25 %

Тем временем ужесточение требований ЦБ к НПФ приводит к смене их собственников и консолидации этой индустрии. Например, за счет включения НПФ в частные банковские структуры, которые расходуют пенсионные средства как дешевый финансовый ресурс для развития собственного бизнеса. Причем все сделки подобного рода ЦБ отследить не в состоянии, а риски по ним несет государство. Агентство по страхованию вкладов сегодня гарантирует не только банковские депозиты граждан, но и почти 96% пенсионных накоплений, не попавших «под эгиду» ВЭБа.

Нет точного ответа еще на один вопрос: сколько берут за свои услуги НПФ вкупе с управляющими компаниями, привлекающимися для размещения пенсионных накоплений? По некоторым данным, немало — до 25% от доходов, полученных за счет использования этих денег. Впрочем, доходность НПФ сегодня не поддается точному расчету: для этого нет научно обоснованной и законодательно прописанной методики.

Тему непрозрачности пенсионной системы довершает хитрая схема зачисления средств на счета пенсионных фондов. Сначала они поступают в доходную часть федерального бюджета, затем — в расходную его часть и только потом — в фонды. Причем, пока эти деньги не распределены по индивидуальным счетам пенсионеров, они числятся за госбюджетом и находятся в распоряжении правительства. Перечислить же их в пенсионные фонды напрямую, минуя ненужного посредника в лице федерального бюджета, нынешнее законодательство не позволяет. Что, понятное дело, не добавляет доверия к пенсионной системе и к государству в целом. Того самого доверия, без которого не может быть эффективным ни один публичный финансовый институт.

Держать и не пущать

Эльви́ра Набиу́ллина председатель Центрального банка России как витязь на распутье читает на камне надписи. На лево пойдешь – рецессия, на право пойдешь – будет паника.Проблематичны сегодня и направления вложения пенсионных накоплений. Для минимизации рисков они ограничены законом и в общих чертах известны. По данным ЦБ, большая часть этих средств (41%) вложена в облигации российских эмитентов, 21% — в банковские депозиты, 12% — в акции, а остальное — в ценные бумаги, в том числе государственные и ипотечные. При такой структуре инвестиционных портфелей ожидать высокой доходности трудно. Особенно в кризис, который характеризуется, в частности, повышенной волатильностью финансовых рынков, где, по идее, и должна коваться искомая доходность.

И тут приходится констатировать, что эффективность использования пенсионных денег сильно зависит от общеэкономического фона, а последний в значительной степени определяется позицией ЦБ во главе с Эльвирой Набиуллиной. Главный приоритет мегарегулятора — сдерживание инфляции. Любыми средствами. Не обращая внимания на ситуацию в реальном секторе экономики, где предприятия задыхаются от невозможности получить кредит по такой процентной ставке, которую можно отработать за счет профильной деятельности. Игнорируя тот факт, что стратегия «держать и не пущать» деньги в российскую экономику убивает предпринимательскую и в первую очередь инвестиционную активность, а значит, лишает страну социально-экономической перспективы. Не замечая очевидного — день ото дня — снижения платежеспособного спроса со стороны населения, являющегося основным драйвером производства товаров и услуг.

Особенно странным сей курс выглядит применительно к пенсионной сфере. Одной рукой ЦБ оптимизирует госрегулирование сегмента НПФ, а для повышения его эффективности налаживает там риск-менеджмент. Другой же рукой с неадекватной (по мнению 90% участников рынка) жесткостью ограничивает те же НПФ в выборе направлений и инструментов для эффективного инвестирования пенсионных накоплений.

Материалы по теме:  ПФР направит в НПФ 259 млрд по итогам переходной кампании 2015 года

Ради чего приносятся все перечисленные жертвы, непонятно, поскольку важнейший целевой показатель ЦБ — инфляция — в течение 2015 года все равно вырос (с 11,4 до 12,7%), а курс рубля по отношению к доллару упал вдвое. Похоже, обособленное — формально независимое от исполнительных властей — положение ЦБ не оправдывает себя. Фокусируясь на одном, пусть даже очень важном макроэкономическом показателе, каковым является инфляция, по меньшей мере безответственно, особенно в условиях кризиса, закрывать глаза на деградацию реального сектора экономики и целого ряда социальных программ. Неужели ЦБ, курирующий пенсионные накопления россиян, не беспокоит, что основная масса этих средств вкладывается не в большие, общественно значимые инфраструктурные проекты, а выводится на низкодоходные фондовые рынки, причем не в последнюю очередь зарубежные?!

Пенсионные накопления — в дело

10610Проблема размещения средств, накопленных в отечественной пенсионной системе, это на самом деле проблема эффективности госуправления. Прежде всего, необходимо поменять отношение к пенсионным деньгам: сегодня государство по сути дела игнорирует возможность (и необходимость!) зарабатывать на этих ресурсах, сосредоточив все усилия на выплате гражданам страховой пенсии. Между тем, если сделать пенсионные накопления источником инвестиций, и пенсии можно будет повысить, и дотации из госбюджета на покрытие дефицита Пенсионного фонда сократить. Иными словами, накопительную часть пенсий следует перевести из сферы соцобеспечения, где не решается даже задача их защиты от инфляции, в сферу инвестиционной деятельности.

Нам представляется, что ответственность за эффективное вложение пенсионных денег разумно будет возложить на ЦБ: раз уж мегарегулятор таргетирует инфляцию и определяет цену банковских кредитов, пусть он и обеспечивает реальную доходность пенсионных инвестиций. Жестко под личные гарантии руководства. Например, так: не превысила доходность пенсий инфляцию за год — разбор полетов и заявления об отставке. Понятно, что для этого придется скорректировать ныне «независимый» статус ЦБ, поставив эту важнейшую для развития экономики структуру в сбалансированные (возможно, по принципу двух ключей) отношения с правительством и президентом.

Озаботившись ростом доходности пенсионных накоплений, Центробанк наверняка с гораздо большей заинтересованностью станет работать на улучшение инвестклимата в стране и усиление предпринимательской активности. Например, ослабит чрезмерные ограничения на качество активов для инвестирования этих средств. Будет стимулировать их вложение в региональные инфраструктурные проекты, поэтапная реализация которых — во избежание коррупции и разворовывания денег — контролируется местным населением. Под эгидой ЦБ можно также апробировать схемы государственно-частного партнерства с участием пенсионных накоплений. Или использовать их в целевых социальных программах (например, в ипотеке с господдержкой, где взносы заемщика на накопительную часть его пенсии разрешат использовать в качестве первоначального взноса по ипотечному жилищному кредиту, а также для его погашения).

Вариантов много — была бы политическая воля, а также четкое госуправление и грамотный риск-менеджмент. Но это уже вопрос к кадрам, которые сейчас, вопреки известной фразе, не хотят решать ничего.

Источник